2 сентября 2005 года

Уставший символ “Енисея”

Источник: Редярск.Ру
Конец мая 2005-го. Он оставил пост главного тренера ХК “Енисей”. Ушел сам, добровольно. И не обещал вернуться. Такое уже было — в 89-м, когда лучший на тот момент хоккеист планеты, единственный (до сих пор!) представитель бенди, кому покорилась запредельная планка в тысячу забитых мячей, перебрался для продолжения карьеры из родного Красноярска в Швецию

Конец мая 2005-го. Он оставил пост главного тренера ХК “Енисей”. Ушел сам, добровольно. И не обещал вернуться. Такое уже было — в 89-м, когда лучший на тот момент хоккеист планеты, единственный (до сих пор!) представитель бенди, кому покорилась запредельная планка в тысячу забитых мячей, перебрался для продолжения карьеры из родного Красноярска в Швецию. Но потом, по завершении игровой практики на чужбине, вернулся — уже в качестве главного тренера — и поднял с колен захандрившую без него команду. Команду, давшую ему имя. Команду, которая и ему обязана своей мировой известностью.

В мае этого года, напомню, был конфликт. Скандал был. Переехали в другие города лидеры команды, остался не у дел и тренер. Впрочем, рабочее место в клубе за ним сохранилось — только табличка на дверях кабинета сменилась. Теперь Ломанов — спортивный директор “Енисея”. С этого и начался наш разговор с Сергеем Ивановичем. Как это принято в спорте и политике — спустя сто дней в новой должности.

В чем заключается ваша нынешняя работа?
— Я, как известно, спортивный директор. Занимаюсь стадионом, пытаюсь усовершенствовать клубную инфраструктуру. Об этом и с мэром разговаривал. Пока еще идет подготовка, поэтому в подробности вдаваться не стану. За месяц такие дела не сделать. В частности, хотим объединить все наши хоккейные школы, привести к одному знаменателю подготовку основного состава “Енисея”, его резерва, молодежных и юношеских команд. Это мировая тенденция. Ребенок должен с детства готовиться играть в главной команде — чтобы потом его не переучивать, а только помогать ему расти как спортсмену. Опять же, раньше мы не могли отправить в какую-то поездку детский спортивный клуб, потому что руководство, бюджеты разные. А нам нужно детские спортивные школы отправлять на соревнования в другие города и регионы. Кроме того, нужно стабилизировать ситуацию с контрактами — у тех же детей. Не секрет, что 14—15 летние ребята — наши воспитанники — уезжают в другие города. Потому что они на другом бюджете, мы никакого отношения, получается, к ним не имеем. Казалось бы, мальчик должен скоро в команду главную придти, а смотришь — он где-нибудь в Братске уже играет. И играет неплохо. А нам его оттуда уже необходимо выкупать за серьезные деньги. Эти и другие моменты, конечно, необходимо упорядочить.

Как сейчас обстоят дела в главной команде?
— О чем говорить, двух человек мы потеряли — Ваню с Сережей. Это игроки, которые за сезон забили на двоих более ста мячей! И это серьезное приобретение тех команд, которые получили таких игроков…

Но есть надежда у определенной категории болельщиков, что с уходом ярко выраженных лидеров команда сплотится, заиграет…
— Сколько после ухода нашей плеяды в 89-м году команда была на дне? Тут, понимаете, в чем дело — буду говорить о себе, — я болельщик: футбола, хоккея. Так вот, я хожу только на звезд. Но это так, поверхностно. Тут надо понять вот еще что: это же потеря поколения. Ведь молодежь равнялась на этих людей. Они были примером. Нигде нет нападающих, которые могли бы похвастать такой результативностью. Ни в одной другой команде! Это был самый лучший атакующий тандем в России последних лет. Да и в мире таких немного. У меня, естественно, нынешнее положение вещей вызывает только огромное сожаление.

А как же разговоры об универсализации спорта — о том, что узкопрофильные специалисты не так важны, как “многогранные” личности? Пример из того же футбола — Греция на последнем первенстве континента…
— Так рассуждают дилетанты. Да, бывают различные стечения обстоятельств — в том же футболе можно забить гол и полностью закрыться. В хоккее это тяжело сделать. И вообще, сейчас много разговоров о том, что в нашем футболе, хоккее, бенди в командах появляется очень много дилетантов, которые, откровенно говоря, лезут не в свое дело. Я тоже об этом часто высказывался — дилетантство процветает!

Есть ли в нынешнем составе “Енисея” человек, который в непростой ситуации может сплотить вокруг себя команду — лидер, проще говоря?
— Очень много хороших хоккеистов в команде. Достаточно игроков высокого уровня. Тем более что к каждому сезону всегда появляются новые люди. Я думаю, лидеры будут, и несколько. Пока не стану называть их имена по понятным причинам, но интересные ребята есть. Хоккеисты с большим будущим, потенциальные игроки сборной страны.

Вы как-то в тренировочном процессе участвуете?
— Мы встречаемся с главным тренером Виталием Ануфриенко. Естественно, у нас есть общий совет. Единственное, что я не буду делать, — выступать на собраниях, совещаниях команды, на установках. Это уже прерогатива главного тренера. Но что касается помощи — конечно, помогу.

Вы подходите, даете советы?
— Вот мне Грачев (Президент ХК “Енисей”. — Прим. О. Р.) говорит: “Сергей, дай Ануфриенко полную волю, чтобы он почувствовал себя главным”. Но мне кажется, что это из разряда… неправильных вещей. Понимаете, был Трофимов — великий тренер, он уже не тренировал, но к нему все ходили. И я к нему ходил за советом. Всегда! И даже Янко считается его учеником. Я тоже, не скрываю, сейчас очень много знаю в хоккее и знаю, как коллектив держать, как его воссоздавать. Тем более что проблем в общении быть не может — у нас с Виталием дружеские отношения.

А он не стесняется где-то проконсультироваться?
— Конечно, нет! Мы с ним говорим о хоккее всегда! А о чем нам еще говорить-то?! (Смеется.) О рыбалке и о хоккее. Постоянно советуемся. Тем более что Виталий со мной отработал много лет. Так что здесь полная уверенность в дальнейшей плодотворной работе.

Каких результатов реально может достигнуть в наступающем сезоне ЭТОТ “Енисей”?
— Спросите меня 31 марта 2006 года — сразу после завершения чемпионата, я вам отвечу. Не буду ничего говорить на этот счет. Лишь одно: здесь все будет зависеть от настроя. От тренерской работы. Все-таки в последние годы планка поднята очень высоко — необходимо соответствовать. Очень велика роль главного тренера. Допустим, я ему могу что-то посоветовать, а сможет ли он донести все до команды, до каждого игрока в отдельности — основной момент.

Но чемпион — московское “Динамо”?..
— 31 марта! Не люблю давать прогнозы. Я как своей команде, так и во всех интервью, всегда и всем, говорил: самое главное — ближайший матч. Самый главный матч — завтра. Никогда не смотрел “через игру” и ребят своих приучал к тому же. Иначе это очень пагубная позиция.

В предстоящем сезоне болельщики могут увидеть вас на тренерской скамейке?
— Однозначно — нет! Я буду спокойно сидеть, анализировать, делать выводы определенные…

Сидеть будете на своем излюбленном месте — в “застеколье” на центральной трибуне?
— Конечно! Отличное место — точка, с которой все видно, тепло, опять же… Наконец-то я этого добился, попросил Петра Ивановича Пимашкова, чтобы он разрешил мне отойти от дел хотя бы на годик — он же поначалу хотел, чтобы я остался на тренерском мостике…

Вам необходим отдых?
— Я слишком устал. Это каторжный труд. Такой пример: когда я играл, был у нас тренер Непомнящий. Юрий Петрович стоит за бровкой спокойно, а мы тут бегаем, упираемся, силы теряем — ему-то что?! А потом я понял, что это значит! На износ такое “спокойное” стояние у поля идет. Извините, когда я просыпался утром в день игры, у меня уже пульс под 70—80 был. Знаете, как это тяжело?! А после какого-нибудь неудачного матча… Ты вообще не спишь, анализируешь: ребята уже давно ушли, а я себе места не нахожу. Ты же не просто на бровке стоишь — каждое, казалось бы, незначительное движение игрока анализируешь. Потом ты должен доказать ему в перерыве, на тренировке, что это неправильно. Опять же, постоянные эмоции — чтобы они тебя видели, чувствовали, что ты с ними — заряжаешь их. Утром надо сделать анализ игры полностью. Так что измотанным уходишь после матча. Они-то физически выкладываются, а ты морально. Да, нервы у игрока перед важным матчем напряжены, но он рванул пару-тройку раз, в нескольких эпизодах поучаствовал, и все — с него напряжение стрессовое снято. А я-то не могу рвануть. Бывает, стоишь, на табло глянешь и внутри аж от ужаса холодеешь: 20 минут еще до конца игры — “ё-моё”, это же целая вечность! В финале КЕЧ у меня вообще чуть не инфарктное состояние было — когда игра как на качелях складывалась до последнего момента. Это же смерти подобно! И когда уже выиграли — все… Тяжелейший труд. Тяжелейший…

Наверняка вы уже моделировали такую ситуацию: приезжает в Красноярск московское “Динамо”. Вам необходимо анализировать действия нашей команды, но против нее выходит играть ваш сын. Ваши чувства?
— Я за Сергея всегда переживал — был ли он в Швеции или здесь, в Красноярске. Но почему я не отошел от дел в команде совсем? Потому что очень сильно переживаю и за “Енисей” — для меня этот клуб родной. Сергею же всегда было трудно — даже здесь. Это же вообще чудовищная по сути ситуация — на него смотрят совсем не такими глазами, как на остальных ребят. На нем двойной пресс. Фамилия обязывает. Для меня эта ситуация тоже была непростой. Я тренером был в команде, где сын — лидер. И я всегда говорил Сереге: чтобы избежать различных кривотолков, тебе необходимо быть не на голову, а на две-три головы выше остальных. Только тогда тебя будут воспринимать как самодостаточного сложившегося хоккеиста. Игрока со СВОИМ мировым именем. А то, что он покинул клуб… Я поддержал такое решение Сергея. В этой ситуации размышлял, прежде всего, как отец. Это необходимо было Сергею для дальнейшего роста. И с целью сохранения физических кондиций, ведь не секрет, что Сережа с Ваней в последние два года работали на износ — тут болячки старые начинают вылазить, новые травмы неизменно возникают. Спортсмены же не роботы. Я ведь знаю, как они после чудес на льду буквально доживали до следующего матча. И они — и сын, и Ваня — мне говорили: еще один такой год, и мы закончим с хоккеем. А в “Динамо” создается базовый для сборной клуб, там весь ее костяк. Для Сереги же самая главная цель — играть в сборной. Тем более он очень сильный игрок индивидуального плана — пожалуй, самый сильный в нашей стране. Но он прожил возраст, когда можно быть быстрым, индивидуальным. Он теперь становится зрелым игроком. Ему необходим сейчас период в три-четыре года, когда он сможет научиться играть комбинационно. Вы сами понимаете, что в красноярском “Енисее” это сегодня невозможно. Так что в матчах против “Динамо” я буду переживать за Серегу, а болеть — за “Енисей”. Знаю, что наши ребята могут дать бой любому сопернику. Когда в прошлом году к нам приехал “Водник”, многие говорили, что он камня на камне от нас не оставит, но ребята выдали очень хороший матч. А после завершения чемпионата все игроки архангельской команды как один сказали, что самая сильная команда в плей-офф из тех, с кем они встречались, — “Енисей”.

Сергей Иванович, не могу не задать вопрос: что же все-таки произошло внутри клуба тогда, в мае?
— (Вздыхает.) Ничего не хочу говорить… Думаю, что время все расставит по своим местам. Скажу одно: я всегда, на протяжении всей своей жизни, старался быть честным. По отношению к большому спорту, к тренерскому ремеслу, к болельщикам, к команде, к себе. Я ребятам своим всегда говорил: могу в жизни простить все. Буквально все. В милицию, к примеру, попал, напился, да что угодно — это жизнь! Всегда пойму, всегда прощу. Но никогда не прощу воровства. Для меня укравший человек — умер. Вот и все.

Со сборной в свой период “затишья” будете работать?
— Не знаю. Сейчас главный тренер национальной команды Владимир Янко думает — условия у него свои есть. У меня тоже есть условия. Как раньше работали, так теперь не будет. Посмотрим, сейчас Янко определится, и мы с ним поговорим уже предметно. Но, в принципе, у меня нет никакого желания еще год работать в таком режиме. Хочу просто отдохнуть. Вон, Мяус — главный тренер кемеровского “Кузбасса”. Ему сорок пять лет, а он уже инфаркт получил. Это обстоятельство меня тоже толкнуло к тем решениям, которые я для себя сейчас принял — необходимо отдышаться. Хочу еще понянчить внуков.


Ломанов Сергей Иванович, родился 22 мая 1957 г. в Красноярске.
Заслуженный тренер России. Заслуженный мастер спорта по хоккею с мячом.
С 1974 г. выступал в хоккейной команде “Енисей”.
C 1996 г. — главный тренер “Енисея”.
10-кратный чемпион СССР, 6-кратный обладатель Кубка Европейских чемпионов, Кубка СССР.
Обладатель Кубка Мира — 1982, 1984 и 1992 гг.; Суперкубка Европы — 1984 г., Алюминиевого Кубка — 1988 г., Кубка Стокгольма — 1990, 1991, 1992 и 1995 гг.
Чемпион мира — 1977, 1979, 1985, 1989 и 1991 гг.
Серебряный призер чемпионатов мира 1981 и 1983 гг., бронзовый — 1987 г.
Шестикратный обладатель приза Правительства России (1978, 1980, 1982, 1984, 1986, 1988 гг.).
Неоднократно признавался лучшим хоккеистом мира (бенди).
2000 г. — признан лучшим спортсменом столетия в Красноярском крае.
2001 г. — присвоено звание “Почетный гражданин города Красноярска”.
Награжден орденом “Знак Почета”, медалью “За заслуги перед Отечеством” II степени.
Имеет личную благодарность Президента России.

Олег Романов
"Городские новости", 02 сентября 2005 года

© все права защищены, Редярск.Ру (www.redyarsk.ru)